2019-02-13T13:24:32+03:00

Диоген из Карачева

82-летний пенсионер больше 20 лет один живет в заброшенной деревне
Геннадий Тучков не планирует перебираться ближе к цивилизации.Геннадий Тучков не планирует перебираться ближе к цивилизации.Фото: Марина АНТОНОВА
Изменить размер текста:

Древнегреческому философу Диогену из Синопа на вопрос, чем ему заниматься в жизни, знаменитый оракул в Дельфах ответил: «переоценкой ценностей». И философ решил жить в одиночестве.

А 82-летний Геннадий Тучков сам выбрал жизнь отшельника. С пенсионером, который один вот уже 20 лет живет в заброшенной деревне в Карачевском районе, встретилась корреспондент «Комсомолки».

Железный ящик вместо дома

Проезжаем через Карачев. Поворот на село Бережок.

- Еще километров десять, - предупреждает Владимир Зеленов. Он вызвался проводить меня к Геннадию Тучкову.

Житель Карачевского района Владимир Зеленов знаком с Геннадием Тучковым около 15 лет. Последние десять лет старается ему помогать – то продуктов привезет, то дров напилит.

- Накануне Нового года я в очередной раз приехал навестить Геннадия Матвеевича, - рассказывает Владимир. – Он жил в заброшенной избе. А тут смотрю – дома никого нет. Крыша избы совсем провалилась. А дедушка переехал в железный ящик неподалеку! В нем топил печку по-черному. Спал на соломе, укрывался одеялом. На улице – минус 13. От холода он даже выл. И тогда я с помощниками смастерил ему деревянную пристройку, обшили ее утеплителем. Там он и обитает…

Нынешнюю зиму пенсионер встречал в этом железном ящике. Фото: Марина АНТОНОВА

Нынешнюю зиму пенсионер встречал в этом железном ящике.Фото: Марина АНТОНОВА

Владимир Зеленов не единственный помощник Геннадию Матвеевичу. Часто пенсионера навещают Руслан, послушник из ближайшего монастыря, и местный житель Андрей Лебедев. Они привозят воду, вещи…

Минут через пять показывается синий указатель деревня «Рудаки». Останавливаемся на обочине. Нас встречают два пса Геннадия Тучкова. Они приветливо машут хвостами, лижут руки. Слева – в зарослях кустарника - два заброшенных дома. К одному из них ведет узкая тропинка в снегу.

…Дощатый сарай два на три метра, пристроенный к полуразрушенному дому, в котором пенсионер и прожил последние годы.

Владимир Зеленов вместе с местными жителями сколотил дедушке дощатую пристройку. Фото: Марина АНТОНОВА

Владимир Зеленов вместе с местными жителями сколотил дедушке дощатую пристройку.Фото: Марина АНТОНОВА

- Геннадий Матвеевич, открывай. Я тебе конфет привез, а гостья, - Владимир показывает на меня, - свежего супчика….

Жизнь на грани

Крыша деревянной хибары Геннадия Тучкова прогнила. Чтобы она не упала, Владимир Зеленов подпер ее бревнами. Внутри постройки все очень аскетично: деревянные нары, стол и буржуйка, в углу - дрова. До нашего приезда старик почти не топил печку. Внутри даже вода, которую ему привозят местные жители, замерзла. Единственное, что напоминает о цивилизации, – аккумулятор на столике - от него работает небольшая лампочка. Владимир Зеленов раз в три-четыре дня забирает аккумулятор домой, чтобы подзарядить. И тогда в каморке остается только свеча.

Внутри постройки все очень аскетично: деревянные нары, стол и буржуйка, в углу - дрова. Фото: Марина АНТОНОВА

Внутри постройки все очень аскетично: деревянные нары, стол и буржуйка, в углу - дрова.Фото: Марина АНТОНОВА

- Деревни Рудаки нет уже почти полвека, - рассказывает Владимир Зеленов. - Старики умерли, молодежь уехала в город. Лет семь назад в двух сохранившихся избах жили лесорубы, когда приезжали работать на делянку. А потом и их не стало.

Владимир Зеленов начинает топить печку для Геннадия Матвеевича. Старик греется не часто, не хочет тратить дрова.

- Хватает такого тепла ненадолго, - говорит пенсионер. – Уже через час здесь будет холодно, как на улице.

Железная печная труба быстро нагрелась и раскалилась. Вдруг вокруг нее загорается стена хибары. Владимир тушит ее снегом внутри, я помогаю снаружи.

Геннадий Матвеевич, кажется, не сильно беспокоится. Пожара даже не заметил. Пока мы суетились, успел на буржуйке сварить себе пару яиц в жестяной кружке, выпил чаю…

Пенсионер сварил яйца в железной кружке. Фото: Марина АНТОНОВА

Пенсионер сварил яйца в железной кружке.Фото: Марина АНТОНОВА

- Володя предлагал мне переехать в его летнюю дачу, - рассказывает пенсионер. – Там, конечно, получше, чем здесь, удобства имеются. Но я отказался, мне чужого не надо…

Остается свободным

Геннадий Матвеевич не любит говорить о своей жизни, да и гостей тоже особо не привечает.

- Жить так меня вынудили обстоятельства, - рассказывает пенсионер. - Когда началась Великая Отечественная война, мне было пять лет. Отец - на фронте, мать убили немцы. Я остался с братом и сестрой, теперь и они умерли. С другими родственниками жить не хочу…

Геннадий Тучков никогда не был женат, детей тоже нет. Зато у него два образования. Он окончил Брянский железнодорожных техникум и Брянский технологический институт. Жил в Карачевском районе, работал на местных заводах. После выхода на пенсию перебрался в Рудаки. Обосновался в бесхозном доме, увлекся краеведением.

- Я изучал архивные документы о боях, которые проходили в Карачевском районе во время войны, - рассказывает отшельник. – Тут, под Карачевом, во время оккупации даже был подпольный госпиталь красноармейцев. И немцы о его существовании не догадывались…

- Я хочу оставаться свободным, - улыбается Геннадий Матвеевич. Фото: Марина АНТОНОВА

- Я хочу оставаться свободным, - улыбается Геннадий Матвеевич.Фото: Марина АНТОНОВА

Похоже, Геннадию Матвеевичу нравится его жизнь. Он каждый месяц получает пенсию. Сам ходит за ней на почту в село Бережок. Еду ему привозит владелец продуктовой лавки из Карачева. За доставку пенсионер платит.

- Я хочу оставаться свободным, - улыбается Геннадий Матвеевич.

Нужно ли спасать?

По словам чиновников из райадминистрации, Геннадию Тучкову предлагали перебраться поближе к цивилизации.

- У нас есть места в доме престарелых в поселке Теплое, - рассказывает замглавы администрации Карачевского района по социальным вопросам Станислав Локтюшин.- Жильцы там накормлены, у них есть крыша над головой, теплая постель, обустроенный быт, общение. Предлагали Геннадию Тучкову и социальное жилье. Но он хочет жить только в своей деревянной постройке. Материальную помощь, которую мы гарантируем, он не принимает.

Геннадий Тучков жил в заброшенном доме, пока в нем не обвалилась крыша. Фото: Марина АНТОНОВА

Геннадий Тучков жил в заброшенном доме, пока в нем не обвалилась крыша.Фото: Марина АНТОНОВА

В конце декабря к нему наведались сотрудники районной администрации и соцзащиты. Захватили с собой даже терапевта и психиатра из районной больницы. Последний сказал, что со стариком все в порядке. Изменения в поведении характерны для его возраста. Терапевт предложил Геннадию Матвеевичу лечь в больницу – поправить здоровье, а оттуда – в дом престарелых. Но пенсионер отказался.

Вот такой карачевский Диоген.

- Переезжать не собираюсь, - говорит Геннадий Матвеевич. – Я привык жить в таких суровых условиях и меня все устраивает.

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

Насильно мил не будешь

- По всей видимости, у Геннадия Матвеевича нет потребности в общении и помощи от других людей, да и в благах цивилизации, к которым мы привыкли, - говорит психолог брянского Центра психолого-социального сопровождения «Ладья» Елена Усок. - Хорошо, что ему помогают местные жители. На мой взгляд, этого достаточно. Если перевезти пенсионера в дом престарелых, мы можем оказать ему «медвежью услугу» и приблизить конец. Люди, которые привыкли к уединению и жизни в ладу с природой, сильно связаны с духовным миром. Они могут не вынести привычного нам режима дня. За столько лет пенсионер вполне приспособился к жизни в ужасных, на наш взгляд, условиях. Для него они гораздо комфортнее, чем мы можем себе представить.

Но вообще одиноким пожилым людям нужно помогать, присматривать за ними. Но не настаивать и не навязывать свои порядки. Так им можно сделать только хуже.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также