2020-01-26T16:33:56+03:00

«Мне не нужно его наследство»: петербурженка, которая хотела «выйти замуж» за умершего мужчину, рассказала о своих мотивах

Женщина, которую обвиняют в том, что она хочет заполучить богатое наследство покойного, настаивает - все делается только ради любви
Сергей ВОЛЧКОВ
Поделиться:
Комментарии: comments17
По словам женщины, ее заявления в наследном деле нет. Все что, ей нужно - ухаживать за могилой возлюбленного. Фото: из личного архива Елены ПанинойПо словам женщины, ее заявления в наследном деле нет. Все что, ей нужно - ухаживать за могилой возлюбленного. Фото: из личного архива Елены Паниной
Изменить размер текста:

История о петербурженке, которая хочет, чтобы ее признали супругой умершего человека, достойна бразильских сериалов. Родственники покойного заявляют, что за благородным стремлением кроется жажда богатого наследства. Но сама женщина все претензии решительно отметает.

СТРАСТИ ПО ВСЕЙ РОССИИ

Началась эта запутанная история еще девять лет назад – в 2011 году петербурженка Елена Панина познакомилась с Владимиром Шаниным, капитаном в отставке, ветераном Афганистана, переехавшим в Северную столицу из Воронежской области.

- Это было очень романтично, - вспоминает Елена. – Он ехал на своей машине, а я шла по дороге. Он развернулся, переехал на другую сторону. Остановился. Подождал, пока я подойду. Взял меня за руку и спросил мое имя. От неожиданности я ответила. Мы обменялись телефонами. Я думаю, с его стороны это была любовь с первого взгляда.

Уже через год по настоянию Владимира Елена переехала жить к нему. В конце 2018-го влюбленные обручились. Ему тогда было 63 года, ей - 51.

- Мы договорились сыграть свадьбу в апреле, 19-го числа, - рассказывает наша собеседница. – Он очень любил весну, и к тому же 19 апреля – мой день рождения.

Пара хотела пожениться весной, в день рождения Елены. Фото: Артем КИЛЬКИН

Пара хотела пожениться весной, в день рождения Елены.Фото: Артем КИЛЬКИН

Однако этим планам не суждено было сбыться: Владимир скоропостижно скончался из-за проблем с сердцем. И это спустя три дня после предложения!

А дальше, рассказывает Елена, начались странности. Владимир Шанин оставил после себя богатое наследство – речь, по словам нашей собеседницы, идет как минимум о трех квартирах (двух в Санкт-Петербурге и одной на малой Родине покойного, в Нововоронеже) и солидной сумме денег на банковском счету.

- Спустя какое-то время я узнала, что некие посторонние люди из пяти – пяти! – разных семей открыли в судах дела, чтобы это наследство получить, - продолжает Елена. – И вот уже третий год они пытаются доказать, что являются родственниками Владимира. Предоставляют документы, которые органы им никогда не выдавали, вводят в заблуждение юристов и судей, отказываются от кровной родни. У них даже фамилии разные! И живут в разных местах – в Нововоронеже, самого Воронеже, поселках Таловое и Фирово в Тверской области. При этом реальная родственница – и это подтверждено судом и нотариуса - у него только одна: двоюродная сестра Ирина Кузьминчук. А все остальные суды они проиграли.

Волей-неволей Елене пришлось и самой включиться в никак не прекращающиеся тяжбы. При этом сама женщина заявляет, что на наследство не претендует и все, чего хочет добиться – отстоять право ухаживать за могилой возлюбленного и защитить интересы Кузьминчук от нападок посторонних людей.

- Если бы я хотела подавать на наследство, я бы подала, - рассказывает женщина. – Но моего заявления в наследственном деле и во всех судебных делах нет. Во всех судах я выступаю как представитель Ирины Петровны – не больше и не меньше. Сама она, к сожалению, свои интересы отстаивать не может – во-первых, у нее нет юридической подготовки, а во-вторых, возраст.

Любовь не только до, но и после гроба - в теории звучит романтично, на практике - не очень. Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

Любовь не только до, но и после гроба - в теории звучит романтично, на практике - не очень.Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

В январе 2019-го года Елена сама подала иск в суд о том, чтобы ее признали женой покойного.

- У нас была помолвка, он подарил мне кольцо, мы выбрали дату свадьбы, - объясняет женщина. – Поэтому, на мой взгляд, я имею законное право считаться его женой. При этом, повторюсь, мне не нужны ни его квартиры, ни деньги. Единственное, чего я хочу – чтобы мне дали возможность ухаживать за его могилой. И чтобы Ирина Петровна была спокойна и не сомневалась в том, что это кто-то будет делать. И что даже если вдруг я это делать перестану – будет возможность меня, как родственницу, принудить через суд.

ВЗГЛЯД С ДРУГОЙ СТОРОНЫ

Между тем «противники» Елены излагают совершенно другую версию конфликта. Для них то, что они – не братья и сестры покойного, а «люди с улицы», стало большим удивлением.

- Он же приезжал к нам постоянно – на праздники, просто погостить, - недоумевает Ирина Зозуля, жена двоюродного брата Владимира Шанина. – И ее тоже привозил. В 2015 они приехали вместе, он ее представил как свою подругу. Мы познакомились. Я еще, помню, смотрела на них и все шутила: «когда свадьба-то будет?» А он отмахивался – какая, мол, свадьба.

Известию о том, что у брата появилась пара, Ирина, по ее словам, сначала даже обрадовалась. С возрастом Владимир стал плохо ходить, да и одному жить трудновато. А тут – есть, кому позаботиться.

- В последний раз он приезжал в 2018-м году, на Рождество, - продолжает наша собеседница. – Мы все спрашивали – как там Лена, как вообще живете? А он все как-то отговаривался, видно было, что не хочется эту тему обсуждать. Ну мы и отстали – зачем человека тревожить?

Погостив у родни, Владимир вернулся домой. А в феврале Ирине позвонила Елена и сказала, что мужчина скончался.

Судебные разбирательства из-за наследства покойного длятся уже третий год. Фото: Артем КИЛЬКИН

Судебные разбирательства из-за наследства покойного длятся уже третий год.Фото: Артем КИЛЬКИН

- Мы, конечно, сразу поехали в Петербург, - рассказывает женщина. – Поехали вчетвером – я, мой муж, еще одна двоюродная сестра и племянник. Встретились с Леной, посидели, погоревали. А потом зашел разговор о том, где Володю хоронить. Мы хотели его забрать в Нововоронеж, похоронить рядом с мамой. Лена стала кричать – сказала, что он должен остаться в семье. В какой семье?!

БЕСКОНЕЧНЫЕ ТЯЖБЫ

В ответ Елена объявила родне Шанина, что они с мужчиной теперь муж и жена – якобы их незадолго до его смерти расписали в какой-то деревне под Петербургом.

- У нас глаза на лоб полезли, - признается Ирина. – Вовка? Женился? Да еще и тайно? Он же за четыре часа до смерти, как потом выяснилось, созванивался со своим лучшим другом – и ничего ему не сказал, не намекнул даже! Мы все это выслушали, пошли посоветоваться.

Вернувшись, родственники попросили Елену показать свидетельство о браке. Та, утверждает Ирина, в ответ закатила скандал. Ночь гостям из Нововоронежа пришлось провести в гостинице.

- Потом мы обратились к юристу и он нам посоветовал на всякий случай открыть дело о наследстве, - продолжает женщина. – С тех пор судимся – пошел уже второй год.

По словам Ирины, «псевдожена» просто заваливает суды исками, жалобами и требованиями. А наследство покойного хочет просто негласно поделить с Кузьминчук.

- Ну это же абсурд, понимаете! – в голосе нашей собеседницы слышится отчаяние. – Всю жизнь мы его знали, всю жизнь были братьями и сестрами. А теперь нам говорят, что мы не родня, что мы с улицы явились. Как это может быть?

Как бы то ни было, суды продолжаются – и конца-края им пока что не видно.

МНЕНИЕ

Андрей Тындик, адвокат:

- Такой правовой возможности, как признание брака с умершим человеком, у нас нет. Брак у нас имеет «священную» форму и признается только после регистрации в соответствующих органах. Иначе у нас в России у многих было бы уже по две жены, а то и больше.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также