2019-03-22T15:51:24+03:00

Они идут…

Легендарный очерк Василия Пескова о не менее легендарной полярной экспедиции «Комсомольской правды», которой исполнилось 40 лет [фото, аудио]
Поделиться:
Комментарии: comments3
Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия ШпароФото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро
Изменить размер текста:

16 марта 1979 г. семерка лыжников с тяжелыми рюкзаками за плечами спустилась со скал маленького арктического островка Генриетты на дрейфующий лед и взяла курс на север. Это были участники высокоширотной полярной научно-спортивной экспедиции газеты «Комсомольская правда». Впервые в истории люди решили дойти на лыжах от материка до Северного полюса. Расстояние - полторы тысячи километров. Стартовый вес рюкзаков - 50 кг. 31 мая, через 76 дней после старта, над Северным полюсом взвился флаг Советского Союза.

16 марта 2019 года исполнилось ровно 40 лет этой экспедиции. А 14 марта мы праздновали 89-летие легендарного журналиста «КП» Василия Михайловича Пескова. Именно он написал лучший очерк об этой экспедиции.

16 марта 1979 г. семерка лыжников с тяжелыми рюкзаками за плечами спустилась со скал маленького арктического островка Генриетты на дрейфующий лед и взяла курс на север. Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

16 марта 1979 г. семерка лыжников с тяжелыми рюкзаками за плечами спустилась со скал маленького арктического островка Генриетты на дрейфующий лед и взяла курс на север. Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

40 лет назад полярная экспедиция «Комсомольской правды» впервые в мире достигла Северного полюса на лыжах

00:00
00:00

В 2 часа 15 минут московского времени мы их увидели. Головной самолет первым вышел в нужную точку. Пилот Олег Охонский позже рассказывал: «Увидел след лыж. Две минуты шел над лыжней. И вот он – лагерь…»

Летели мы к ним на двух самолетах. Большой «Ил-14» вез для сброса контейнеры с грузом. С маленького «Ан-2» мы готовились наблюдать сброс, готовились к фотосъемке, надеялись с небольшой высоты разглядеть лагерь семи смельчаков. От Черского с посадкой на «СП-24» летели пять с лишним часов. Видели сиротливый с обрывистым берегом островок Генриетты, откуда семерка начала путь, наблюдали с высоты плавучую базу полярников, и, конечно, было достаточно времени разглядеть сверху Арктический океан.

Логотип экспедиции. 1979

Логотип экспедиции. 1979

Солнце в этих местах уже не заходит. Видимость, как говорят летчики, «миллион на миллион». Над крыльями – синева, под крыльями слепящая белая скорлупа океана. Но это не вечные льды, без единого темного пятнышка, какие видишь, пролетая над Антарктидой. Под белым покрытием прячется чернота океана. Мускулистая, неспокойная чернота. Течения и ветер мнут над водою белую скорлупу – видишь то паутину трещин, то реку дымящейся на морозе воды, и повсюду по белому полю – следы столкновения льдин: цепочки торосов, очень похожие сверху на полосы снегозадержания.

При низком солнце достаточно красок – все оттенки синего, белого, темнота трещин, бирюза глядящего на воды льда. И никакого признака жизни. Холодное равнодушие залитой солнцем пустыни. Тень самолета кажется призраком, скачущим через трещины и торосы.

- Выходим к точке, - говорит, отрываясь от расчетов, штурман Евгений Федорович Рудаков.

Мир действительно тесен. С этим штурманом мы спали рядом в домике, погребенном под толщей антарктического снега, вместе летали над Антарктидой и теперь вот нежданно-негаданно – встреча на борту двухкрылого самолета, летящего по необычному делу.

Участники высокоширотной полярной научно-спортивной экспедиции газеты «Комсомольская правда». Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Участники высокоширотной полярной научно-спортивной экспедиции газеты «Комсомольская правда». Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

- Вижу палатку! – радостно кричит стоящий за спиной летчиков Володя Снегирев. И мы открываем дверь самолета. Чтобы не выпасть в горячке съемок, мы с оператором киностудии крепко привязаны и можем стоя даже чуть-чуть высовывать нос из дверей. Высота двести метров. Пролетающий воздух опаляет лицо – температура за бортом -39. Только б не подвели фотокамеры…

Палатка!.. Она похожа на ярко-оранжевый детский шарик, занесенный сюда ветрами. Красный флаг над палаткой и семерка людей. Стоят с поднятыми кверху руками. У одного в руке дымная сигнальная шашка.

Для похода было изобретено много оригинального снаряжения. Как, например, эта палатка, собирающаяся из лыж и лыжных палок. Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Для похода было изобретено много оригинального снаряжения. Как, например, эта палатка, собирающаяся из лыж и лыжных палок. Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Сейчас, разглядывая снимок, я вижу полоски лыжни, цепочки следов на снегу, вижу теодолит, лыжи и палки, стоящие у палатки, какое-то снаряжение на снегу. Вижу: один из семи левой рукой прикрывает лицо – там, внизу, мороз тоже около сорока. В момент же съемок глаз улавливал три детали всего: люди, палатка, флаг. Тут на снегу красный цвет особенно выделяется и волнует тоже особенно.

Круг, еще круг. И еще – хочется быть уверенным в съемке. И отворот в сторону. Теперь с «Ил-14» будет сброс. С высоты мы видим, как это все происходит. Самолет проносится прямо над лагерем. И – точный расчет! – парашют с мешком груза падает в двадцати шагах от палатки. Четыре захода – и дело сделано. Теперь прощальный пролет. Опять поднятые кверху руки, но кто-то уже склоняется над сброшенным грузом. Там среди снаряжения, еды, гостинцев, газет и писем есть и моя маленькая посылка – семь веточек вербы, срезанных в Подмосковье накануне полета сюда.

Впервые в истории люди решили дойти на лыжах от материка до Северного полюса. Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Впервые в истории люди решили дойти на лыжах от материка до Северного полюса. Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

На лыжне в Подмосковье я встречался с этой семеркой. Идешь налегке, а у них в рюкзаках – кирпичи. Шутили: «Тяжело в ученье – легко в бою». Теперь пришло испытание. Они очень его хотели и держатся молодцами. Наш прилет сегодня, конечно, праздник для них. По радио предлагаем: «Мы можем сесть рядом с вами, ребята!» Они единодушно ответили: «Нет!». Условие экспедиции: никакого контакта с людьми, разве что станет необходимой медицинская помощь… Ну что же, тогда махнем на прощание рукой. Нам возвращаться на материк, их путь на север по океану.

Рядом со мной в самолете сидит товарищ по «Комсомолке» Владимир Снегирев. Он очень взволнован: «Они идут… Я счастлив - они идут…» Снегирев – кровная часть этой группы. Вместе многие годы тренировались, вместе были в трудных походах тут, в Арктике, вместе мечтали об этом главном походе. Теперь Владимир в группе обеспечения, он ответственный секретарь штаба экспедиции, постоянно держит связь с группой по радио, подбадривает родственников идущих, пишет репортажи в газету, и я не удивляюсь, видя сейчас Владимира задремавшим на плече штурмана Рудакова. Впрочем, ненадолго. Протирая глаза, он улыбается: «Они идут. Они идут к полюсу. Как долго мы все об этом мечтали».

Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Идут… А зачем идут? Кто их гонит? Среди множества писем, приходящих сейчас в редакцию, писем с горячей поддержкой экспедиции и пониманием ее задач, есть и такой вот вопрос: «Зачем?» Вопрос этот столь же старый, как и вся история человека. Всегда кто-то шел по земле, обрекая себя на лишения, даже на гибель, а кто-то сидящий в спокойном тепле у костра ли в пещере или у ящика телевизора говорил: «Зачем?» Вопрошавших никто не помнит. Те же, кто шел, история знает. Назвать имена? Их великое множество. Вот из самого первого ряда: Колумб, Магеллан, Гагарин, Армстронг. Усилием легиона других смельчаков были открыты на земле материки, острова, глубины, проливы, полюса, морские пути, покорены горы, нанесены на карту мельчайшие очертания лика Земли, исследованы пещеры, течения вод, открыты рудные залежи. Наконец, человек глянул на Землю со стороны, из холодного космоса. Все это нельзя было сделать, сидя на камушке возле дома или на мягком диване. Надо было идти.

Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Тут, на севере, едва ли не каждая точка отмечена чьим-нибудь именем. Гляжу сейчас вот на карту: поселок Черский, острова Шмидта и Ушакова, мыс Дежнева, мыс Челюскина. Усилиями идущих прирастала наша земля, наша страна на север и к востоку от Волги. И прав поэт, написавший:

Землеходцы прошли босые,

Топором прорубая путь.

Не забудь их, моя Россия,

Добрым именем помянуть.

Уместно ли, размышляя об этом походе семерки, вспоминать знаменитые имена? Уместно. Уместно потому, что, бросая вызов пространствам, человек всегда подвергал испытанию свою волю, свои физические и духовные возможности. И в этом смысле Семен Дежнев, капитан Кук, Пржевальский, Нансен, Валерий Чкалов стоят рядом. Возможно, чуть в стороне от них стоит Амундсен – его упрекают иногда в рекордсменстве. Но кто, скажите, без уважения произносит это славное имя: Амундсен? И почему мы чтим и этого землепроходца? Потому, что победы его – это победы человеческого духа, человеческой воли, это важнейшие точки отсчета человеческих возможностей. Люди в суете повседневности должны, оглянувшись, иметь образцы: «Да, это человек может». Очень важно для человеческого рода иметь образцы мужества и выносливости.

Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Конечно, всякий поход, освещенный великой целью, вырастает в глазах людей. Нансен обессмертил себя трехлетней зимовкой во льдах, доказав предположение, что вместе со льдами от азиатского побережья можно попасть к берегам Америки. Однако национальным героем Норвегии Нансен стал до этой легендарной зимовки, он стал им, когда пересек на лыжах ледяную Гренландию. Научных находок сделано не было. Никаких особых открытий молодой в то время биолог Нансен не сделал. Просто он доказал возможность того, что до этого считалось невозможным.

В наше время белых пятен на карте осталось немного. Неоткрытых земель и вод практически нет. С помощью техники человек сегодня может достичь любого места планеты, причем с комфортом. У Чкалова, когда он со спутниками пролетал северной трассой, носом шла кровь, а с сыном его и с летчиками-ветеранами Байдуковым и Беляковым, пролетая над полюсом в 1975 году, мы открыли бутылку шампанского и глядели на льды, сидя в мягких, удобных креслах. Роберт Скотт, достигший Южного полюса, был поглощен ледяной пустыней. А сын его сэр Питер Скотт путешествовал по следам отца почти что туристом – с женою и дочкой.

Техника балует человека. Земля от больших скоростей как-то сжалась, стала казаться маленькой. Однако истинные ее размеры нисколько не изменились. Так же глубоки ее океаны, так же сильны ее штормы, морозы, так же опасна жара пустынь. И физическая природа человека тоже не изменилась. Во всяком случае, совершенней она не стала. А чтобы стрелка физических возможностей наших не качнулась резко назад, человек инстинктивно старается испытать себя в единоборстве с природой. Один одолел с рюкзаком двадцать пять километров, и это уже гарантия – человек не раб своих «Жигулей». Другому этого мало, он проверяет себя долгим пешим походом, восхождением на гору, путешествием на плоту по неспокойной реке, плаванием в океане, переходом по льдам.

Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Сдается, человечество в целом нуждается в подтверждении неутраченных сил и величия духа. Возможно, именно этим объясняется все время растущее число экспедиций и путешествий на лодках, плотах, на воздушных шарах, повозках, на собаках и на верблюдах. И насмешек это не вызывает. Старик Чичестер, совершивший кругосветное плавание на одиночной яхте, был удостоен на родине, в Англии, высших почестей. И вряд ли кто усомнится в их правомерности. Тур Хейердал стал не просто национальным героем Норвегии. Он стал кумиром юношества.

Вспомним недавнее путешествие наших соотечественников Буторина и Скороходова на лодке»Щелья» вдоль северных берегов по пути мореходов древности. С каким интересом и вниманием все мы следили за этим странствием! Перечислю путешествия, о которых мир говорил только в прошлом, 1978 году. Тростниковая лодка «Тигрис» совершила плавание протяженностью в 4.200 миль. Увенчалась успехом попытка американцев на воздушном шаре пересечь Атлантический океан. Австралийка Р. Дэвидсон на верблюдах одна прошла три тысячи километров по малодоступным пустыням своего континента. Японец Н. Уэмура на собачьей упряжке достиг Северного полюса.

Могло ли человечество прожить без этих путешествий? Конечно, могло бы. Но согласимся: есть все же необходимость, чтобы кто-то, где-то, подвергая себя испытаниям, все-таки шел вперед. Чтобы все мы в наше машинное время могли бы не утратить веру в человеческую отвагу, в человеческую выносливость, в способность преодолеть себя. Чтобы могли мы сказать: «Это человек может».

Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Идущая к полюсу наша семерка… Север для русских и для советских исследователей всегда являлся ареной мужества. И это понятно – ледовитые воды прилегают к нашей земле на огромном пространстве. Сама жизнь требовала хождения в этих водах. И это хождение всегда было подвигом. Вся история освоения Севера от смоленой лодки помора до атомных кораблей требовала от людей величайшего мужества, настойчивости и упорства. Многие путешествия кончались тут драматически. Но человека снова и снова влекло помериться силой с ледовитым пространством. И предела никому не поставлено.

Семерка свое путешествие готовила не день и не два. Эту группу мы знаем десяток лет. Знаем по регулярным изнурительным тренировкам «у себя дома», в Подмосковье, знаем по экспедициям в Арктике. Это были серьезные переходы в поисках (не безуспешных!) следов исчезнувших экспедиций, с обследованием островов, с испытанием себя на мужество и выносливость в самых опасных районах.

Русский лейтенант Врангель, со слов местных жителей, точно знал, что к северу от Чукотки есть остров. Лейтенант дал верные координаты этой земли, но сам, сделав несколько отчаянных попыток, достичь острова не сумел: слишком опасен и труден путь от материка к острову через пролив. Ребята из нынешней экспедиции семь лет назад поставили себе цель пройти пролив Лонга от Чукотки до острова Врангеля. И они успешно его прошли на лыжах, хотя Арктика со времен смелого лейтенанта не изменилась.

Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Теперь желанная цель – полюс. Этой точки земли достигали на собачьих упряжках, на мотосанях, дирижабле, на самолетах. На ней всплывали подводные лодки, сюда два года назад впервые в истории дошел корабль – советский ледокол «Арктика». Пешим ходом на лыжах полюса не достигали. (Десять лет назад шотландцы супруги Х. Симпсон и М. Симпсон сделали такую попытку. Но, пройдя 90 километров, вернулись). Наши ребята прошли уже шестьсот пятьдесят километров и успешно продолжают идти.

Степень трудности перехода? Наивысшая! Она требует предела человеческих сил. Ребята идут в пустыне. Мороз под сорок. Торосы. Разводья, которые надо преодолеть на лодках. Постоянное напряжение. Не очень много людей, способных выдержать этот путь.

Риск… Он есть, конечно. И он не маленький. Но вспомним полярников прошлого. Они уходили, и, бывало, несколько лет никто не знал: где они? что с ними? Сегодня радио ежедневно приносит вести с этой беспримерной лыжни, группа находится в пределах, достигаемых самолетом. Случись что-нибудь – помощь будет оказана без промедления.

Дойдут ли? Это покажет время. Сейчас можно только сказать: опыт прежних походов группы, тщательный расчет трассы говорят – должны дойти.

Точка полюса – лишь некий итоговый символ. Главное – в преодолении пространства до полюса, в преодолении тысячи пятисот труднейших на всей земле километров. И мы можем гордиться: идущие – на нашей с вами семьи, советские ребята, воспитанники комсомола, люди, способные на подвиг.

Сюда, в Черский, нам переслали письмо школьников из Саратова. «Пишите подробней о переходе. Мы каждый день на карте флажком отмечаем путь экспедиции. Волнуемся. И очень хотим победы этой семерке». Флажок на карте передвигают во многих домах и школах. У нас в редакции висит огромная карта Севера. Такая же карта – в ЦК комсомола. Много людей следят за движением к полюсу, и все мы хотим победы нашим посланцам.

Высокоширотная полярная экспедиция газеты "Комсомольская правда". 1979.

Высокоширотная полярная экспедиция газеты "Комсомольская правда". 1979.

Со станции «Сп-24» по радио мы говорили с капитаном семерки Дмитрием Шпаро. Беседа состоялась уже после того, как мы вернулись на базу, а ребята там, в лагере, распаковали посылки, прочли газеты и письма. Вот наш разговор по условиям радиосвязи краткий, но достаточно убедительный: в группе все в порядке, экспедиция полна решимости достичь цели.

ВОПРОС. Дима, Амундсен писал, что человек ко всему может привыкнуть и только к холоду привыкнуть нельзя. Что скажешь на этот счет?

ОТВЕТ. Холод действительно неприятная штука. И он нас мучает беспрерывно. Но, кажется, мы все же к нему привыкаем. Хотел бы сказать, московский мороз начала этого года, мы все вспоминаем об этом, переносился труднее, чем здешний мороз тех же градусов.

В. Что было самым трудным на пройденных километрах?

О. День старта у Генриетты, когда мы шли по обломкам плывущего льда и осилили за день всего 500 метров.

В. Настроение в группе?

О. Вот послушайте голоса… (Голоса у микрофона: «Дружное! Боевое!»).

В. Сила примера… Кого из славных полярников прошлого для поддержания духа вы хотели бы видеть сейчас рядом с собой?

О. Часто вспоминаем тут наших папанинцев, самого Ивана Дмитриевича, который относится к нам отечески. Ну, и, конечно, всегда помним Нансена. Это для нас образец во всем.

В. Есть ли признаки жизни в этих широтах?

О. Вчера видели след песца. В этих местах песцы – спутники белых медведей. Без медведя не прокормиться. Значит, и косолапый где-то недалеко. Мы начеку.

В. Зрительные впечатления… Не надоел ли вам белый цвет?

О. Ну вы ведь видели сверху: у снега множество разных оттенков. При низком солнце снег тут бывает даже пурпурным. В ясный, погожий день мы просто любуемся переливами красок. И нас ведь семеро. Лицезреем друг друга – у одного нос облез, у другого щека потемнела, третий после купели синюю куртку сменил на красную, так что глаз не скучает.

В. Что из снаряжения не оправдало себя? Чего недостает вам сейчас?

О. Сломался ледоруб. И решили не просить запасного. Бесполезными оказались фонарики – вымерзли батареи. Свечи надежней. Остро недоставало, пожалуй, писем. Но сегодня отвели душу. Вам спасибо за прутики вербы с подмосковной лыжни. Сидим сейчас кружком в палатке. Горит примус. Горит свеча. И в банке с водою – эти семь прутиков. Пахнет апрелем…

В. Вопрос лыжника. Как скольжение?

О. С нашим грузом особо не разбежишься. Но дело обстоит так. При низком солнце (оно сейчас ходит по кругу) и, значит, при сильном морозе скольжение неважное. Но подымается солнце, теплеет – скольжение улучшается.

В. Сколько часов в сутки вы спите?

О. Всего семь.

В. Пришлось ли принимать какие-либо лекарства?

О. В самом начале у одного из нас расстроился живот. Пришлось прибегнуть к таблеткам. Сейчас все в порядке.

В. Любимое ваше блюдо?

О. Во время сильных морозов – густое горячее молоко с русским маслом. Сейчас налегаем на обезвоженный творог.

В. Что передать читателям «Комсомолки»?

ШПАРО: Скажите спасибо всем за поддержку. Скажите, что видели флаг нашей Родины над нашей палаткой. Скажите, что человек силен движением вперед. Скажите, что мы полны решимости достичь цели.

16 марта 2019 года исполнилось ровно 40 лет легендарной полярной экспедиции «Комсомольской правды». Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

16 марта 2019 года исполнилось ровно 40 лет легендарной полярной экспедиции «Комсомольской правды». Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

Эти заметки я пишу в поселке Черском. Поселок тут называют «столицей Арктики». Это в самом деле оживленный человеческий перекресток на Севере. Прилетают и улетают аэропланы. Поселяются новые люди. В гостинице я живу в одной комнате с прославленным летчиком Анатолием Васильевичем Ляпидевским. Вчера он прилетал из Москвы по просьбе местных пилотов. Человеку за семьдесят, однако осилил огромное расстояние. После встречи пришел взволнованный, полный воспоминаний, переживаний. Сейчас прикорнул. На спинке стула – его пиджак со Звездою. Рассматриваю Звезду. На обратной стороне – цифра 1. Самая первая Звезда Героя. Вручена за события тут, на Севере (Ляпидевский первым увидел на льдине челюскинцев и первым вывез из лагеря детей и женщин). Анатолий Васильевич подробно рассказывал, как это было. Рассказал, как вручалась награда. «Калинин пожал руку и сказал: «Ну что же, начнем. У вас рука, кажется, легкая…»

Говорили с прославленным летчиком о ребятах. Он хорошо понимает трудности перехода. Сказал: «Молодцы! Узнаю свою молодость».

31 мая экспедиция финишировала на полюсе. К ребятам прилетели поэт А. Вознесенский (в центре) и ведущий «Клуба путешественников» Ю. Сенкевич (справа). На правах хозяина их принимает Дмитрий Шпаро. Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

31 мая экспедиция финишировала на полюсе. К ребятам прилетели поэт А. Вознесенский (в центре) и ведущий «Клуба путешественников» Ю. Сенкевич (справа). На правах хозяина их принимает Дмитрий Шпаро. Фото: Архив клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро

В Черском весна. Много солнца. Мороз всего двадцать три градуса. В окно видно: ребятишки носятся на велосипедах, молодой летчик любезничает с местной принцессой. Проехал охотник на моторном «Буране». На ветке у подоконника скачут какие-то птицы. Их называют тут снегирям, но это вовсе не снегири. Бой часов в репродукторе – в Москве полночь. По времени разница – восемь часов. Огромная страна лежит к югу и юго-западу от точки на реке Колыме, огромная земля, полная огней, весенней воды, тепла, света, первых цветов. А на Север взглянуть, карта вся синяя – океан. И где-то там, по белой скорлупе океана, идут сейчас люди. Они идут! Пожелаем же им удачи.

В. Песков

Пос. Черский, Якутская АССР.

24 апреля 1979 г.

СОСТАВ ЭКСПЕДИЦИИ

Дмитрий Шпаро, начальник

Юрий Хмелевский, научный руководитель

Владимир Леденев, завхоз

Анатолий Мельников, радист

Вадим Рахманов, врач

Василий Шишкарев,

Вадим Давыдов

ИЗ ПОЛЯРНОГО БЛОКНОТА

Лечите души синим светом льда!

Когда поход закончился, на полюс поздравить ребят прилетел Андрей Вознесенский, самый популярный поэт страны в то время. И прямо в палатке он написал эти строки:

Ты перенес ледовую жестокость,

радировал со льдины при свече.

Наверно, полюс собирает в фокус

все абсолютное в тебе.

Призеры и фанаты горизонта,

в тюльпанных куртках шедшие сюда,

к торосам, озаренно-бирюзовым,

лечите душу синим светом льда!

Опасен полюс и необходим.

Лица ребят оплавлены, как в тигле.

Пусть компасы магнитные ошиблись.

Сверяйте компасы по ним!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Не склад, а клад: 45 лет назад экспедиция «Комсомольской правды» нашла потерянный лагерь Эдуарда Толля

Этому эксперименту уже 118 лет! Ведь именно в сентябре 1900 года руководитель Русской полярной экспедиции Эдуард Толль заложил в таймырскую вечную мерзлоту богатый продуктовый склад

В поисках легендарной Земли Санникова ему нужны были опорные пункты. Одним из них и стал мыс Депо, на который Толль так и не смог вернуться - погиб в пути... А ровно 45 лет назад - в ноябре 1973 года - полярная экспедиция «Комсомольской правды» под руководством путешественника Дмитрия Шпаро нашла потерянный склад (подробности).

«КП» выпустила собрание сочинений Василия Пескова. Трогательные очерки о природе и уникальные авторские фотографии собраны в великолепно изданные альбомы, приобрести которые можно на shop.kp.ru и в фирменном магазине «КП».

Собрание сочинений Василия Пескова

Собрание сочинений Василия Пескова

12+ АО «ИД «Комсомольская правда», Москва ОГРН 1027739295781.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также