2019-04-08T13:23:31+03:00

Воспоминания русского эмигранта-долгожителя Эдуарда фон Фальц-Фейна: «Со мной кокетничала Алла Пугачева»

Органы внутренних дел Лихтенштейна объявили официальную причину смерти 106-летнего барона, который погиб 17 ноября 2018 года
Поделиться:
Комментарии: comments69
Эдуард фон Фальц-Фейн в культурном центре Вооруженных Сил РФ, 1999 год. Фото Алексея Панова /ИТАР-ТАСС/Эдуард фон Фальц-Фейн в культурном центре Вооруженных Сил РФ, 1999 год. Фото Алексея Панова /ИТАР-ТАСС/
Изменить размер текста:

Уголовная полиция княжества Лихтенштейн официально подтвердила причину смерти барона Эдуарда Александровича фон Фальц-Фейна. 106-летний эмигрант из России скончался 17 ноября 2018 года, когда в его доме в Вадуце вспыхнул пожар. Когда огонь был потушен, спасатели обнаружили в одной из комнат тело хозяина. И вот сейчас швейцарские судмедэксперты (собственных в карликовом княжестве нет) выдали официальное заключение: покойный задохнулся от угарного газа. Причины пожара до сих пор не установлены.

Легендарный белоэмигрант, оказавшийся за границей вскоре после революции, был меценатом, журналистом, спортсменом, деятелем международного олимпийского движения. И при этом даже в изгнании — патриотом России. А ещё он оставался последним из живущих на Земле, кто лично видел императора Николая II. Об этом он несколько лет назад рассказал в интервью «КП», выдержки из которого мы приводим сегодня. Ту беседу помог организовать руководитель ИД «Коктебель» Дмитрий Лосев, друживший с бароном почти четверть века. Кстати, в 2014-м Фальц-Фейн, как и многие русские эмигранты, оказавшиеся на Западе еще до Второй мировой, радовался воссоединению Крыма и России, мечтая в пятый раз приехать в теперь уже российский Крым.

О РОССИИ И ПУТИНЕ

— Я давно ждал, что моя Россия поднимется до уровня ведущих мировых держав и доволен, что дожил до этого момента. Моя мама, увы, не дожила до этих дней, а она очень страдала от того, что и Россия десятилетиями находилась на задворках мира.

— Но ваши корни также и из Украины. Вас тревожит то, что происходит сейчас в российско-украинских отношениях?

— Конечно, тревожит! Потому что даже при царском режиме такого не было! Со стороны отца я — украинец, со стороны матери — русский. Род Епанчиных был одним из самых известных, ведь он дал России целых 3 адмирала! Будучи наполовину украинцем и наполовину русским, мне кажется, что я неплохо разбираюсь во всем происходящем.

Герб нашего дворянского рода мой отец получил лично от Николая II, который в 1914 году посетил наше имение «Аскания-Нова» в Херсонской губернии. Кстати, это был первый раз в истории подобного рода случай: царь приезжал и гостил у частного лица. Позже в Государственной думе ему здорово попало за эту поездку. Но император ответил, что был в гостях у выдающегося зоолога, и подобные поездки никто ему не запретит.

О ЛИХТЕНШТЕЙНЕ

— Подданство Лихтенштейна вам предоставил предок нынешнего князя. С нынешним правителем княжества вы в контакте?

— Князь — мой сосед. Мой дом с чудным видом на Рейн и его дворец — рядом. Каждый день князь выходит прогуливаться с собаками в близлежащий лесок. Я, как правило, в это время в саду, в коляске. Мы с ним раскланиваемся, здороваемся, обмениваемся новостями.

— Более полувека вы были единственным русским в Лихтенштейне. Удерживаете эту своеобразную пальму первенства до сих пор?

— Все изменилось. Я был первым и много лет единственным. Теперь в княжество приехало много русских девушек, которые вышли замуж на лихтенштейнцев, «поймав» их на российских просторах. Теперь здесь много таких семей. Я организовал своего рода «Русский клуб». Нас 20-25 русских.

— Многие из российских соотечественников, бежавших от революции, осели во Франции, США, на Балканах. А как вы очутились в княжестве Лихтенштейн?

— Действительно, история нашего появления в этом карликовом государстве довольно интересна. Это было настоящее везение. Задолго до революции князь Лихтенштейна, тогдашний представитель Австро-Венгрии, в разговоре с моим дедом, который жил тогда в Петербурге, предрек, что со вступлением в войну Россия обречет себя на революцию. И тогда лучше будет перебираться на Запад. «Если это произойдет, — говорил князь, — я смогу вам помочь в Лихтенштейне». Когда мы уехали из России, то мама вспомнила слова князя и обратилась к нему. Он нас очень мило встретил. И я стал первым россиянином, кто принял подданство Лихтенштейна.

Учился я на юге Франции. Там мой отец еще до революции купил домик. Когда мы выехали на Запад (а покинули мы Россию, можно сказать, в одних рубашках), мама сразу же продала этот дом, а на вырученные деньги мы жили до того времени, пока я ни начал зарабатывать сам. Сейчас у меня в Лихтенштейне чудный бизнес. Я — король сувениров. Выдумываю сувениры сам, продаются они в моем магазине — самом посещаемом в Лихтенштейне. Часть средств откладываю на проекты, связанные с русской культурой.

О РЕВОЛЮЦИИ

— Вам было 5 лет, когда произошел Октябрьский переворот. Через некоторое время вместе с родителями вам пришлось эмигрировать. Что запомнилось из того времени?

— Когда началась революция, мы (папа, мама, моя сестра и я) жили в Петрограде, в гостинице. В один из дней туда нагрянули революционеры. Узнав, что здесь остановились помещики и эксплуататоры Фальц-Фейны, они ворвались в наш номер. Так как в комнате было темно, приказали включить свет. Мама сказала, что этого лучше не делать, потому что дети больны корью, и есть опасность заразиться. Эти «храбрые» революционеры побоялись и ушли. Папа прятался в это время за дверью. Это его и спасло от ареста. На следующий день мы уехали из Петрограда, а затем и из России. Вскоре папа умер от разрыва сердца — он не мог себе представить, что покидает Родину.

О ДАРАХ

— Вы известны как меценат, крупный даритель произведений русского искусства музеям России. Какие дары вам особенно помнятся?

— Первым был парадный портрет князя Потемкина-Таврического. Привез я его из Соединенных Штатов. Это было лет сорок тому назад. Мне сообщили, что в Нью-Йорке, в подвале у какого-то антиквара лежит ценный холст, который мог бы меня заинтересовать. И вот, поехав в Америку к своему кузену Владимиру Владимировичу Набокову, я, конечно же, пошел в эту лавку. Хозяин меня встретил подозрительно: тогда все боялись КГБ. Я успокоил его, сказав, что живу в Лихтенштейне, нейтральный человек, бывший русский и желаю, чтобы портрет попал обратно в Россию. Антиквар удивился: «Зачем это вам?». Я ответил, что я — патриот и хочу видеть картину там, где она была до революции. Так я приобрел этот портрет.

Надо сказать, что работа была в ужасном состоянии. Красочный слой нижней части холста осыпался, хорошо сохранилось только лицо Потемкина, что было, кстати, удивительно, ведь полотну было около 200 лет! Эту картину я подарил Советскому фонду культуры, который тогда возглавлял академик Лихачев. Через некоторое время мне сообщили, что Алупкинский дворец, узнав о картине, просит Фонд культуры передать ее в музей. Мол, во дворце есть портрет Екатерины II, а портрет Потемкина висел до революции рядом. Я ответил, что возражать не буду, и пусть Екатерина вновь встретит своего друга. К тому же мне показалось символичным и то, что портрет вернется именно в Воронцовский дворец: мои родители были очень дружны с Воронцовыми, часто приезжали в Алупку, гостили у них.

Кстати, один из моих даров тоже теперь в российском Крыму, в Ливадийском дворце. Персидский шах подарил Николаю II большой ковер, на котором были изображены император, императрица и наследник. До революции ковер висел в Ливадийском дворце. Позже он исчез и спустя много лет появился в Германии. О том, что ковер выставлен на аукционные торги, мне сообщил Юлиан Семенов, бывший в те годы корреспондентом «Литературной газеты» в Бонне. Он позвонил мне и как-то очень требовательно заявил: «Этот ковер приобрести должен ты, иначе какой-нибудь японец купит. И тогда пропало он для России». Ковер я купил, и теперь он вновь висит в Ливадийском дворце.

ОБ АЛЛЕ ПУГАЧЕВОЙ

Кстати, Семенов частенько гостил у меня в Лихтенштейне. А однажды он пригласил меня в Мухалатку, на свою крымскую дачу. «Ты любишь солнце, — говорил он, — у меня есть садик, будешь там копаться и отдыхать». Я приехал в Крым. Первый день я провел в саду, второй... На третий стало скучно. Я и говорю Юлиану: «У тебя же столько друзей! Познакомь меня с какой-нибудь девушкой. Разве не видишь, что мне здесь тоскливо одному?».

Он сказал, что завтра все устроит. И следующим вечером ко мне заходит молодая особа. Мы познакомились, очень мило стали общаться, она даже начала со мной кокетничать. А если женщина сама дает повод, тогда и я начинаю ухаживать, понимая, в чем дело. Немного позже к Семенову пришли другие гости. И вдруг эта девушка говорит: «Можно вам представить своего мужа?». Вот тебе на! Как меня разыграли! А знаете, кто это была? Алла Пугачева! Все смеялись, а мне было неприятно: это первый раз в жизни, чтобы кто-нибудь сотворил со мной подобное.

О СЕКРЕТАХ ДОЛГОЛЕТИЯ

— Это очень просто. Я много занимался спортом. Раз хочешь заниматься спортом — нельзя курить и употреблять алкоголь. Никогда я не закрывал окна в спальне — ни зимой, ни летом. Ем как птичка — все с витаминами. Хотите спросить по поводу прекрасного пола?

— Да!

— Ничего не имею против. И никогда не имел. Всегда был большим Казановой. Но не перегибал палку в этом отношении, в отличии от нынешней молодежи. Раз в неделю — это было гарантированно. В период подготовки к спортивным состязаниям — чуть реже, раз в месяц, скажем. Я вообще никогда не усердствовал. Ведь люди не едят — они, извините, жрут! Не пьют вино — а напиваются им! Лично я не знаю, что такое быть пьяным. Вот и сохранил себя в таком вот виде.

К сожалению, мои ножки меня подводят — плохо работают. Я больше не выхожу из дома, хвораю. Видите, разговариваю с вами как какой-нибудь 20-летний юноша, а ножки болят. Никуда, увы, уже больше не поеду. Лифты, поезда, трапы самолетов — мне это уже не под силу. К со-жа-ле-ни-ю! Столько у меня друзей на этом свете, все зовут, но... кончен бал!

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также