2018-04-02T12:52:26+03:00

Следователь застрелил адвоката, чтобы не возвращать взятку? Часть первая

Милиционер пообещал за $10 тыс. облегчить участь обвиняемых, но делать ничего на стал
Поделиться:
Комментарии: comments63
Изменить размер текста:

Full English version

Расценки на преступления

Ты тянешь из чужой сумки мобилу - попадаешься с поличным. Приносишь дознавателю 5 тысяч баксов - с чистой совестью топаешь воровать дальше.

В сердцах палишь по человеку из травматического пистолета - собираешь уже «десятку» (10 тыс. баксов), чтобы «отмазаться»!..

Таблицу цен на преступления в Москве можно продолжить: изнасиловать ребенка у нас стоит порядка 50 тысяч долларов (столько органы возьмут за то, чтобы закрыть дело), угнать машину - при определенном везении всего 500. Изменить весомую статью «причинение тяжкого вреда здоровью» на безобидную «самооборону» потянет на 20 тысяч баксов; получить оправдательный приговор в суде присяжных (тут уже независимо от статьи) - на сумму от 120 до 300 тысяч «зеленых» (все расценки - из интервью «КП» экспертов и людей, которым предлагали подобные сделки. - Авт.)...

Надо только знать, как зайти. К следователю, присяжным или судье.

Так, чтобы тебя не послали честные сотрудники (такие тоже есть) или не кинули нечестные, взяв деньги и ничего не сделав.

То есть нужны хорошие посредники...

Денежные отношения следователей, адвокатов и их клиентов - сфера весьма закрытая. Достоверной информации и показательных процессов нет.

Единственный, который был, шел в закрытом режиме - видимо, чтобы не просочилась наружу правоохранительная грязь. Случай нелогичный и нелепый: старший следователь УВД Юго-Восточного округа столицы Сергей Пронин якобы застрелил женщину-адвоката, у которой перед тем взял деньги.

Этой зимой Мособлсуд дал ему 15 лет. Верховный суд оставил приговор без изменения.

Москва - Кавказ

Грузин и два азербайджанца топтались на мерзлой московской улице.

- Сядем в машину, я к тебе как к родственнику отношусь...

- Чтобы ты стал меня опять увозить, да? «В лес вывезем, к батарее прикуем», да? Зачем в машину - разве тебе холодно?

- П...ц, холодно! Колхозницу е...л, как холодно! В машину сядем, там деньги передашь...

Потом, как следует из подшитой к делу оперативной записи, на пленке - посторонние шумы и крики: «УБОП!»

...Уголовное дело, за которое адвокат Елена Яцык поплатилась жизнью, не то чтобы бандитское, а такое очень кавказское.

Жила в столице девушка Марина, слабая на передок и в особенности на гостей с юга. Сначала несколько лет ходила к азербайджанцу Эльгуну (род своих занятий в Москве определить не смог), потом переключилась на грузина Харзиани (в столице проживал в гостинице «Берлин», то есть, по определению милиции, бомж).

Второй кавказец встретил первого и предупредил, чтобы тот с Мариной больше отношений не имел, поскольку он, Харзиани, вложил в девицу не только душу, но и 5000 долларов США.

Эльгун заверил, что уважает его траты, но при первом случае передал эти слова Марине.

А речь-то Харзиани вел не о брильянтах-шубе-загранице! Девица-красавица работала в театральном билетном агентстве, и генацвале предложил ей бизнес: он достает пять тысяч, она скупает билеты на Лучано Паваротти, продает дороже. Коммерция вперемешку с постелью!

Длинный язык Эльгуна сорвал Харзиани выгодную сделку (Марина швырнула билеты любовнику в лицо, грузин до ночи доказывал, что он не верблюд), и Харзиани выставил счет. Кому? Правильно, Эльгуну...

Так из-за двух неосторожно брякнутых слов началась история годового вымогательства, в ходе которой азербайджанца разыскивали, запихивали в машину, отбивали с помощью моментально набегающих родственников и угрожали приковать к батарее.

Честное слово, гораздо органичнее она бы смотрелась где-нибудь на берегах Терека (житель средней полосы России дал бы обидчику в глаз и этим успокоился), но такова нынешняя реальность столицы.

Наконец все пришло к логическому концу: заявление Эльгуна в милицию, микрофон в кармане и УБОП, кладущий виртуозно матерящегося Харзиани и его подельника мордами в мерзлый асфальт Рязанского проспекта.

Старший следователь Пронин принял к производству дело о вымогательстве и разбойном нападении (Харзиани таки дал Эльгуну в глаз и забрал у его приятеля машину).

Адвокат Елена Яцык вступила в дело в качестве защитника.

Он и она

Она - матерый профессионал. Двадцать лет стажа в адвокатуре, начинала в МУРе на Петровке, по делам - 80 процентов положительных результатов (выжимала из ситуации максимум для клиента). Люди передают телефон Яцык из уст в уста (они звонят ей домой до сих пор - слава адвоката живет).

Внешность актрисы Дорониной, слегка поблекшая к пятидесяти. Собственный адвокатский кабинет (чтобы уйти из коллегии, где сотруднику гарантирован кусок хлеба, нужна определенная уверенность) и сожитель-бизнесмен.

Он - мальчик, 23 года, ровесник сына Яцык. В органах меньше трех лет, но расследует дела о бандитизме.

Пришел в округ, когда перевелся на третий курс Юридического института МВД, и с головой окунулся в романтику милицейских будней (задержания - допросы до двух ночи - извини, дорогая, я опять останусь спать в отделе на диване).

Увлекся работой так, что вскоре был отчислен за академическую неуспеваемость.

Помимо легендарной фамилии (майор Пронин - герой серии советских детективов), в активе молодого следователя - правоохранительная династия. Мама - в кадрах Генпрокуратуры РФ, а всю жизнь надзирала на «земле» за милицейским следствием (читай - била по рукам «оборотней в погонах»), старший брат - помощник прокурора Дорогомиловской прокуратуры Москвы, жена - помощник судьи Кузьминского районного суда столицы.

Характер, по маминому определению, «шило в ж...», «шебутной мальчишечка».

Мама, по правде говоря, и устроила Сережу в округ, попросив бывших подчиненных: «Возьмите его в самый тяжелый отдел, чтобы времени на дурость не оставалось».

Видимо, очень хорошо знала сына...

История одного кидка

Как они там сговорились, во многом приходится догадываться - свидетелей сделки не осталось.

Точно известно, что еще зимой 2005 года (дело Харзиани было возбуждено в декабре 2004-го, направлено в суд в феврале 2005-го) у Яцык все еще было хорошо.

А в марте сразу стало плохо.

Сын убитой Михаил:

- В нужный срок вопрос-то, за который заплатили, не решился. Мать стала звонить Пронину - телефон выключен. Передавала через коллег, чтобы перезвонил, - бесполезно. Тут у нее паника...

Вся каша заварилась вокруг квалификации действий Харзиани (то есть по какой статье судить грузина). Как мы уже писали, Пронин и его начальство посчитали, что это разбой, а Яцык, как и положено адвокату, настрочила ходатайство, что лишь «самоуправство» (ответственность неизмеримо меньше).

Как поняли родственники и друзья адвокатессы, на бумаге-то ей Пронин отказал, а на словах сказал, что «может устроить». В суде - у него там и жена работает.

То есть решить все должен был коррумпированный судья или гособвинитель, а Пронин выступал просто еще одним посредником...

Яцык побежала собирать с друзей Харзиани 10 тысяч баксов (по свидетельству близких, она часто решала вопросы таким образом. - Авт.) и в счастливой уверенности дожила до начала суда, где ее окатил холодный душ.

Адвокаты говорят, это сразу видно: ТОТ суд или НЕ ТОТ.

Суд, в который пришла Яцык, был неподкупленный: прокурор косится, судья орет...

Следователь Пронин не берет телефонную трубку.

Пятидесятилетняя суперпрофессиональная тетенька поняла, что ее пошло кинули.

Истерика

Следующие три месяца Елены Яцык были непрекращающейся истерикой.

Женщина перестала являться на процесс: бегала и спрашивала, есть ли у кого «ход» в «Кузьминки»?

Нашла того, через кого смогла спросить: точно ли не приходили деньги? Ей гоготнули в ответ: «Ты че, и близко нет! А вот не верила бы кому попало, сразу принесла нам...» (Яцык передала этот разговор сожителю, а сожитель огласил в процессе над Прониным! - Авт.)

Через знакомых женщина вошла в здание Юго-Восточного ОВД...

Сын:

- Сначала она вошла, потом Пронин в кабинет вошел. Очень удивился, что ее видит, но сказал, что его тоже обманули: он вернет деньги. Только все оттягивал время передачи...

«Это нонсенс! - говорила Елена Владиславовна близким. - Я не знаю, как из положения выходить!»

Пронину она звонила уже ежедневно...

Как восприняли известие, что, несмотря на уплаченную «десятку», сидеть придется долго, клиенты Яцык - это опять из области фантазий. По официальной версии, они все поняли, сердечно пожалели обманутую женщину и даже были против, чтоб она возвращала деньги (Яцык порывалась отдать свои). Особенно в это верится после истории Эльгуна, с которого чуть не спустили шкуру за сумму вполовину меньше.

«Господи, мне по этому делу голову отобьют», - нервно шептала Яцык коллеге...

Сотрудничество ее с нечестным следователем, как ни странно, продолжалось: именно в тот период Яцык поучаствовала в еще одном уголовном деле Пронина (так называемом «деле негров»: в 2004 году на юго-востоке столицы задержали банду натуральных африканцев). Обманутая женщина даже выручила Пронина: если бы он срочно не нашел лояльного (то есть готового быстро, не вчитываясь, подписать материалы) адвоката - ему вкатили бы дисциплинарное взыскание.

Коллеги Пронина говорят об этом эпизоде прочувствованно: «Помогла по-человечески». Коллеги Яцык выражаются иначе: «Она уже не знала, как перед ним стелиться...»

17 июля, в воскресенье, у адвоката и следователя был назначен срок окончательной передачи денег. В девять вечера женщина уехала к милиционеру.

18-го утром нашли ее труп.

Раздвоение мозгов

Друг Пронина эмоционален и уперт.

Серега не виноват, потому что НЕ ВИНОВАТ; потому что к нему в тот день, как тело этой... (сглатывает слово. - Авт.) нашли, оперативники УСБ (управления собственной безопасности. - Авт.) приезжали, а он потом вечером пиво пил, смеялся и футбол смотрел: поверьте начальнику отдела следственной части, убийцы так себя не ведут, а Пронин - он тем более врать вообще не умеет, если попытается схитрить, ему тут же: «Хорош, Серега, врать-то». Он даже руководству правду-матку рубил...

Вот примерно так.

А потому что, когда утром 18 июля 2005 года на перекрестке дачного кооператива близ деревни Проводы нашли застреленную (две пули в позвоночник и четыре в глаз) Елену Яцык и сын убитой сразу указал на Пронина (мало того что вся семья и знакомые адвокатессы знали, к кому она поехала, так она еще и звонила ночью сыну: «Я где-то в районе Бронниц, следователь Пронин пошел на дачу к брату за деньгами»), милиционер выдвинул СВОЮ версию.

Да, он, Пронин, с Яцык в Проводы ездил. Но это не он ее туда пригласил, а она его! Весь день обрывала ему телефон (что правда. - Авт.), а когда он нехотя согласился и вышел из дома, стала умолять его поехать к родственникам Харзиани. У нее, Яцык, проблемы - она обещала переквалификацию и не сделала, теперь к ней предъявляют претензии, пусть Пронин скажет им, объяснит...

Он, Пронин, возмутился: чтобы он - на разборку?! А Яцык - плакать: «Сережа, помоги: я же тебе помогла...»

Там, на месте, на Пронина накинулся мужик с акцентом (Яцык успела сказать, что его зовут Дмитрий): «Вы деньги сожрали, ничего не сделали...»

Только тут он все и понял.

На следствии Яцык намекала ему, что за переквалификацию заплатят, но он не повелся. Потом названивала: хотела вести у него дела, быть «своим» адвокатом, предлагала откат от гонорара...

И вот, оказывается, всех обманула.

Клиентам сказала, что следователь согласен: взяла деньги «под него». А когда они стали требовать результатов, его, ничего не подозревающего, привезла на растерзание...

Спасая свою жизнь, он толканул мужика с акцентом, крикнул что-то вроде: «Кто брал - с тем и разбирайтесь!» - и рванул по пересеченной местности. Поскользнулся, упал, перешел через речку, вышел на шоссе...

Утром пытался позвонить Яцык: сказать, кто она есть...

В деревне Проводы он прежде никогда не был.

Брата у него там нет.

Окончание - в следующем номере «КП».

Автор ждет ваших откликов на нашем сайте

Full English version

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также